Я покажу тебе мир, малец

       — Чур меня, чур!

       Интересно, они все будут так делать?

       Парнишка выпучил глазёнки и закричал так, что у меня заложило уши. Звук от столкновения его тяжёлой тушки с деревянным полом гулким эхом пронёсся по маленькой комнате, своими размерами больше напоминающей шкаф. Или лифт.

       В ответ на шум задребезжала местами ржавая железная батарея, синяя краска на которой облупилась от времени. Кажется, ремонта тут не было лет так пятьдесят, или даже больше. От повторного колебания с батареи посыпались хлопья той самой краски, после чего из-под скрипучих половиц раздались грубые крики.

       Понятно всё, соседи развлекаются. Может, и их прихватить? Ладно, позже с этим разберусь.

       Выразительно выгибаю бровь и обвожу взглядом его жилище.

       Надеюсь, впечатление я на него произвожу соответствующее.

       Кошмар, как он тут живёт? Кусок выцветших обоев в углу свисает, как сопля из носа младенца, штукатурка, того и гляди, на голову посыплется. Одежда кучами разбросана по всем углам. Хотя эти кучи больше напоминают курганы. Не удивлюсь, если в них кто-то похоронен.

       Скольжу взглядом к противоположной стене. А вот и кровать. Да уж, такое впечатление, что бельё постельное он не менял с самого своего переезда сюда. Оно же уже серое, как мокрый цемент. И в пятнах. Не буду думать, какого они происхождения.

       По всему полу разбросан мусор: пачки из-под чипсов, коробки из-под лапши — неужели, из той ужасной закусочной, где мне попался таракан? — бутылки, крышки, салфетки.

       Ну, надо же, он даже салфетки не выкидывает! Надеюсь той, что валяется у меня под ногами, он вытирал рот.

       Антисанитария. Причём полная.

       Тихо выдохнув, я подогнула под себя ноги и повисла в воздухе в позе «лотоса», почёсывая острым концом своей косы подбородок. Ну, чешется, что поделаешь? Наверное, аллергия.

       А паренек нервный оказался. Посмотрел на мои манипуляции и, как давай орать, точно я ему ногу отгрызаю.

       — Чего орёшь-то? – ох, не нужно было так сразу к нему обращаться.

       Ноги его задрожали, он стал отползать, насколько это вообще было возможно, а потом как вскочил. Я аж сама удивилась.

       — Погодь, там…

       А я что? А я не успела предупредить его. Какие же люди всё-таки нервные. И глупые.

      Ну, вскочил. Ну, побежал. Так там же дверь.

       Паренёк, дико размахивая верхними конечностями, с разбегу врезался в деревянную преграду. И снова этот знакомый гулкий звук.

       Я тихо вздохнула и прикрыла рукой глаза.

       — …дверь. Ещё один носопырку разбил.

       Да что же они все так реагируют?

        — Эй, малец, ты там как, ещё живой?

       Наверное, это прозвучало странно.

       Парень на мгновение замер, зажимая пальцами нос, после чего медленно повернулся. Да уж, красавчик, ничего не скажешь: волосы растрёпаны, под глазами мешки, на лице кровь, да и футболка с шортами ей запачкана. И глазёнки дикие-дикие.

       Медленно достаю из кармана фото. Волосы рыжие, глаза карие, веснушки — что там с веснушками? прищуриваюсь — есть, нос курносый, телосложение обычное. Точно он.

       — Вы кто?

       — Ты это серьёзно? – не, ну он серьёзно, что ли?

       Он хлюпает разбитым носом и вытирает кровь краем футболки.

       Я обречённо вздохнула. Что-то не везёт мне с человеками.

       А он всё ждёт, насупившись и набычившись, словно дикий зверь. Объятый страхом, готовый броситься на меня в любой момент.

       — Смерть я. За тобой вот пришла.

       — За мной? — он снова округлил глаза, как в первый раз, и они стали похожи на маленькие блюдца.

       — А ты видишь кого-нибудь ещё?

       Он обвёл взглядом комнату, словно надеясь, что в ней действительно есть кто-то ещё, помимо него самого.

       Забавный.

       — Почему я?

       Парнишка медленно осел на пол и обхватил руками голову. Интересно, о чём он сейчас думает? Хотела бы я знать. Люди — они всегда так делают. Сидят и думают о чём-то. Наверное, размышляют о своей судьбе, думают, почему я пришла именно к ним. Или вспоминают всю свою жизнь. Или думают о других людях, которые им дороги.

       — Время пришло, — нет, ну, а что я ещё могу ему сказать?

       Он резко поднял голову и посмотрел на меня долгим внимательным взглядом. Надо же, он, оказывается, совсем не страшный. Привести бы в порядок, найти работу и девушку. И вот тебе среднестатистический человек. Был бы.

       — А… идти нужно сейчас?

       Тут уже я выпала в осадок. Изумлённо выгнула бровь и почесала кончиком лезвия макушку.

       — А ты что же, отсрочки хочешь?

       Парень дёрнулся мне навстречу, но, видимо, заметив мою скептическую лыбу, остался сидеть на месте. Зародившая надежда погасла так же быстро, как и вспыхнула. Действительно забавный.

       Не, я, конечно, могу устроить. Но стоит ли это того?

        — Нет. Мне не нужна отсрочка.

       — Тем лучше, — протягиваю ему руку. — Идем.

       — А можем мы… немного поговорить?

       — Поговорить?

       Вот это да. Никогда ещё в моей практике такого не было. Мудрецы, правители, личности, так сказать, были. Но первый раз со мной хочет поболтать маленький дрочун. То есть, задрот.

       Парнишка поднялся с пола и, уже даже не пытаясь остановить кровь, сел на продавленный от времени грязный матрас.

       — Присаживайся, Смерть.

       — Можешь звать меня Госпожой.

       Шутка. Обычно меня так и зовут, но этот парниша такой забавный. Давно таких не встречала.

       А он покорно кивает, пытаясь смирить со своей судьбой, и приглашает сесть рядом.

       Нет уж, увольте. Потом лечись от всего подряд.

       — О чём же ты хочешь поговорить?

       Он задумчиво обводит меня таким взглядом, что становится не по себе.

       — Почему ты так выглядишь? Как человек?

        — Вы, люди, боитесь всего неизвестного вам. Я появилась перед тобой в образе молодой девушки — ты испугался меня. А теперь представь, что было бы, появись я перед тобой в своём настоящем обличии?

       Я точно представляю: его бы стукнул инфаркт, и мне не пришлось бы тут задерживаться.

       А он лишь понимающе кивнул.

       Где-то в области груди закопошилась совесть, царапая меня своими маленькими когтями-укорами.

       — А что у тебя в руке? Планшет что ли?

       — Ты в каком веке живёшь, мальчик? Естественно. Или же ты думал, что я до сих пор со свитками из папируса бегаю?

       Он снова кивнул.

       Это начинает раздражать.

       — И Интернет есть?

       — Есть.

       — А почему вы, Госпожа, бумажную фотографию с собой взяли?

       Оппа. Сказать ему, что ли, правду, что я Интернет забыла оплатить?

       — Дань традициям. Лучше скажи, что за гадюшник ты тут развёл?

       Парень стыдливо отвёл взгляд и изогнул брови, отчего они смешно сложились домиком. Вот теперь он выглядит лет на четырнадцать, и не дашь своих восемнадцати.

       Глупый. Молодой и глупый.

       А совесть, казалось, стала карабкаться по горлу, посеяв в груди семена сомнения.

       Что же он творит, паршивец?

       Агрегат у меня в руках завибрировал, и на дисплее планшета высветилось новое имя. Пора идти.

       Я вновь скользнула взглядом по этому юнцу, что с достойной покорностью и смирением встал рядом со мной.

       Я знаю, что в будущем он мог бы стать хорошим врачом и спасти множество жизней. Я знаю, что он мог бы быть добровольцем, который поможет разбирать завалы после наводнения. Я знаю, что у него могло бы быть трое детей, и что жена его могла бы быть красавицей.

       И к чему я это всё?

       — Эй ты, детина великовозрастная, — на меня устремился взгляд карих глаз, — давай руку.

       Я сжала его ладонь и потянула. Теперь его душа стояла рядом со мной. Чистая и невинная.

       Даже немного жаль забирать таких мальцов.

       Тело бухнулось на пол с ещё большим грохотом, чем в первые два раза. А душа так и осталась стоять рядом, взирая на всё с нескрываемой горечью во взгляде.

       — От чего я умер? Сердечный приступ?

        — Ну, на самом деле, ты умер от отравления газом.

       — Так вот, что это был за запах.

       Чувствую, как мои губы растягиваются в улыбке. Такой смешной.

       Хлипкая дверь внезапно содрогнулась от обрушившихся на неё ударов. А, это же тот самый сосед снизу.

       Достаю из кармана коробок и под недоумевающий взгляд паренька вытаскиваю короткую спичку.

       — Что это? — вопрошает он, догадываясь о моих намерениях.

       Неужто котелок заварил?

       — Дезинфекция.

       Ехидно улыбаюсь и по-дружески хватаю его рукой за шею.

       — Теперь я покажу тебе мир, малец.

       Чиркаю спичку, и нас окутывает пламя. У нас ещё есть время.

Комментариев: 1

Ваше отношение к Утопии: нужна ли она?

Вопрос на тему «Злободневка».
Не так давно мы с преподавателем дискутировали на тему Утопий. Как вы считаете, есть ли вероятность того, что когда-нибудь в далёком будущем человечество таки достигнет Просветления?

 

Комментариев: 9

Мы - не такие...

Чёрные стены, сухая бетонная пыль,

Узкие рамы грязных оконных стёкол.

Мы – не такие, какими могли бы быть.

Наши тела – логово мерзких пороков.

 

Вам не понять, каково это – быть другим,

Вам, всем «нормальным» и «отмеченным Богом».

Мы – не такие, мы все — серьёзно больны,

Наши мысли прошиты гнилым потоком.

 

Вам не увидеть истины со стороны,

Вам не услышать правды от вашего сердца.

Мы – не такие, мы смотрим из глубины,

Наши души – густая смола, нам некуда деться.

 

Замкнутый круг, лабиринты системы жестокой,

Нам не уйти, повторяется серая гниль:

Узкие рамы грязных оконных стёкол,

Чёрные стены, сухая бетонная пыль.

_______

24.07.2015 года

Комментариев: 0

Я поняла, что буду отличной матерью

Недавно поняла, что я буду отличной матерью. Возможно, это прозвучит немного нескромно, но это так, просто иначе думать не получается. И это вовсе не по тому, как я буду относиться к своему чаду. Просто мне будет не стыдно рассказать ему про свою жизнь, если он решит спросить. Я не буду надеяться, что он обязательно поймёт меня, и, возможно, в будущем я буду надеяться, что он всё же не пойдёт по моим стопам, но я буду с нетерпением ждать его вопроса. Ждать, чтобы рассказать то, чего не существовало.

Рассказать, как я сбегала из дома, как путешествовала, гуляла по городу, ввязывалась в драки. Рассказать незабываемую историю своей любви. Или же наоборот, сказать, что я была тихоней, которая хорошо училась в школе, не имела вредных привычек и приходила домой вовремя.

Но промолчу о том, как меняла цвет волос, глаз, характер с каждым новым документом Word. Как побывала на войне, уничтожала гигантов, летала и использовала алхимию. Слушала рок, ездила на мотоциклах, ходила по клубам, а в самом начале своего путешествия была Мэри.

Я промолчу, как плавно рука скользит по бумаге, оставляя после себя плавные изгибы очередного персонажа.

Я промолчу про исписанные ночами карандашом листки бумаги, на которых утром виднеются жалкие попытки составить очередное четверостишие.

Я промолчу про тонны учебников, обучающих японскому языку.

Когда он подрастёт, он сам придёт к этому, а если нет, то я помогу, направлю. И, возможно, многие родители не поймут меня, отдавая часть себя на очередное занятие по английскому.

 

Я уверена, что когда он вырастет, он поймёт. И когда у меня появятся внуки, я случайно услышу их разговор, про то, как он убегал из дома и был бунтарём, и тихо улыбнусь.


Комментариев: 0

John Coltraine - In A Sentimental Mood

Комментариев: 0

Make love, not war

Комментариев: 0

Осенняя меланхолия

Осень. Да-да, та самая, при упоминании которой школьники отчаянно ёжатся, а  студенты молча закатывают глаза. Она наступила — неожиданно ли? — довольно красочно: пасмурные тучи, при одном взгляде на которые казалось, что они вот-вот лопнут и зальют нас накопившемся в них холодным дождем,  школьники, на лица которых была словно приколочена дежурная улыбка, букеты цветов, и радостные первоклассники, которые все ещё не поняли, на что они подписались.

Вдыхая уже посвежевший уличный воздух, понимаешь — всё, кончилось лето, можно больше не ждать полюбившихся теплых свободных деньков. Хотя, откровенно говоря, Петербург этим летом решил не разоряться на жаркой погоде.

Но даже не смотря на это, солнце всё ещё подаёт признаки жизни, то и дело посылая вечерами свои ослепительные лучи мне в монитор. Отыгралось.

Медленным шагом бредя по Кировскому заводу, невольно задумалась: что для человека значит наступление осени? Только ли ненавистная многим школьникам — а, бывает, и студентам — учеба, кому-то работа?

Только ли с каждым днем свежеющий прохладный воздух всё приближающейся зимы вгоняет нас в уже ставшую привычной меланхолию?

В своё время, когда язычество всё ещё было у руля сознания, зима ознаменовала смерть, т.е. смерть природы. Значит ли это, что справедливо считать осень полноправным предвестником природной смерти? Или же мы с полным правом упрямо продолжим думать о подготовке к зимней спячке?

Сегодня в Питере — называю его так с бесконечной любовью — прохладный дождь. Ничего необычного: лужи, холод и мокрые балетки. Люблю свой город, всем сердцем.

 

Играет: John Coltraine — In a sentimental mood.

 

И всё-таки, что значит осень для вас?

Комментариев: 0
Страницы: 1 2
Rin-chi
Rin-chi
сейчас на сайте
Родилась: 11 Декабря
Читателей: 26 Опыт: 0 Карма: 1
Я в клубах
Искусство Фотографии Пользователь клуба
АРТик Пользователь клуба
E s t h é t i q u e Пользователь клуба
[ Фото ART ] Пользователь клуба
Русский язык Пользователь клуба
КИТАЙСКАЯ ЖИВОПИСЬ Пользователь клуба
Наш чердак Пользователь клуба
все 41 Мои друзья